вторник, 11 марта 2008 г.

Кто построил стены Самарканда?

О том, что кто построил городские стены Самарканда много легенд, чем достоверных исторических источников. Историк Абу Тахирхаджа в своей книге «Самария» вторую главу посвящает этой теме. Он пишет: «В книге «Осор – ул – Билод» рассказывается, что хисар Самарканда первым построил Кайкавус сын Кайкубада. Первое здание этого города принадлежит Кайкавусу.» Абу Тахирхаджа строителями Самарканда наравне с историческими лицами как Александр Македонский и Амир Тимур считает и йеменского правителя – Малик Тубба, с чем невозможно согласится. В этой главе также утверждает, что Фаридун распределяя своё государство между сыновьями, Иран отдал Ираджу, Индию Салму, а Туран Туру. Потом для построения столицы Турана долго искали и пришли в то место, где была отчетливо видна остатки хисара древнего города. На остатки фундаментов стен этого старого города они возводили новые стены. Турк Афрасиаб, когда стал правителем всего Турана, столицу Тура заново построил и сделал своей столицей. Потом добавляет, что какой – то правитель по имени Самар сын Хариса тоже построил хисар Самарканда.

Видно, что у Абу Тахирхаджи по этому поводу больше легенд, чем достоверных исторических данных. Но Абу Тахирхаджа ссылается на известного учёного Закариё бин Мухаммад ал – Казвини. Эту книгу – «Осор – ул – Билод» Ал – Казвини писал в 1275 году.

Абу Тахирхаджа Александру Македонскому приписывает строительство второй оборонительной стены известный сейчас под названием «Девори Киёмат» и южная часть которого в народе именуется «Девори Кундаланг».

А в исторических хрониках записаны, что Александр начисто разрушил и сжёг рабадную часть Самарканда.

Обратимся именитому историку академику В. Бартольду который в своей книге «Туркестан в эпоху монгольского нашествия» о Самарканде пишет: «Некоторые местные предания о происхождении города сообщает Насафи (имеется в виду «Кандия»), по его словам город во время нашествия Кутейбы (т.е. в начале VIII века) существовал уже 2250 лет, но были известны только 13 царей, правивших городом один за другим; вероятно, имеется в виду та династия, при которой произошло арабское завоевание…

Древнейшее описание мусульманского Самарканда принадлежит Ибн ал – Факиху. По его словам Самарканд в месте с окрестностями, подобно Балху и Бухаре, был окружён стеной в 12 фарсахов (один фарсах равен шести километрам — А. И.) с 12 воротами: ворота были выстроены из дерева, и состояли из двух половинок… Цитадель, имела две железных ворот…

Историки дают нам очень скудные сведения о топографии Самарканда и о постепенной изменении её. Табари (известный историк средних веков — А. И.) приписывает Абу Муслиму постройку стен города; по словам того же историка, мятежник Рафи б. Лайс, осаждённый полководцем Харсамой занявшим уже внешнюю часть города (809 г.) и там держался ещё целый год».

Другой историк Якуби в своей известной книге «Китоб ал – булдан» писал, что Самарканд окружён большой стеной, которая пришла в разрушение и была восстановлена по приказанию Харун ар – Рашида. В. Бартольд утверждение Насафи о строительстве внешних стен со стороны йеменского шаха Абу Нугмана Шаммара считает вымыслом. Известный народный герой, борец за справедливость и сторонник угнетенных Абу Муслим Хурасани (727 – 755 г.), по словам того же Насафи в 752 –53 годы в Самарканде выстроил ворота, зубцы и сторожевые башни; длина всей стены была 7,5 фарсахов; Абу Муслим разделил её на 360 участков. На каждые 200 гязов (аршин) была одна башня; так как Насафи считает в фарсахе 12 тысяч гязов (один гяз равен 91,5 сантиметрам), то всех башен, по этому счёту, было 450. Высота стены была 4 гяза. В отличии от стен рабадной часты, шахристанская часть города имела мало ворот. В десятом веке их было четыре – Китайские на востоке, Навбахарские или Железные на западе, Бухарские на севере, Кешские или Большие на юге!

Далее В. Бартольд по словам историков Истахри и Макдиси приводит название восемь ворот города: Гадавад, Исбиск, Сухашин, Афшина, Варснин, Кухак, Ривдад и Фаррухшид.

В десятом веке все ворота рабада были разрушены по приказанию саманидских царей, так как саманиди считали для защиты страны главным не возведение оборонительных стен, а укреплении армии.

По подсчётам В. Бартольда население Самарканда до прихода Чингисхана составляла более полу миллиона человек. Происходили изменения и в названии ворот. По утверждению В. Вяткина ворота Форун находился в местности Девори Кундаланг, а Фаррухшид в Ходжа Абду Бируне, и Ривдад в Окмечете, Варснин в Пенджекентской улице. Вороты Фируза стала Дарвозаи Каландархона, а Бухары называли Дарвозаи Шайхзода, Коризгох, стала Ходжаахрарским. По описанию Бобура окружность крепостной стены Самарканда равнялась 10600 (десять тысяч шестьсот) шагам. В начале сороковых годов XIX века русский исследователь Н. В. Ханыков так описывает его: «Самарканд, про который поэты сказали, что он рай Земли, должен бы много потерять, что бы дойти до настоящего своего положения, хотя оно не так плачевно. Стена его находится в хорошем состоянии, она имеет вид довольно правильного четырёхугольника, северная сторона его впрочем, шире. Наиболее неправильностей представляет она с западной стороны, в ней также как и в бухарской стене, сделаны бойницы и бурджи, вышина и толщина её то же, как в Бухаре.

Ворот в городе шесть: 1. Дарвозайи Бухоро; 2. Дарвозайи Пойкабок (Шейхзаде); 3. Дарвозайи Хазрати Шахи – Зинда; 4. Дарвозайи Каландар – хона; 5. Дарвозайи Сузангарон; 6. Дарвозайи Ходжа Ахрар». Н. В. Ханыков добавляет: «Главные примечательности города состоят в остатках времен прошедших, настоящее поколение не только не создает ничего достойного описания, но и разрушает то, что было сделано прежде».

От себя добавлю не только разрушили но позабыли имена тех с которыми связана строительство оборонительных стен.

Например в Самарканде мало кто знает кем был Абу Муслим. А ведь народ об этом герое слагал много дастанов. Эти дастаны всего 70 лет назад были очень популярны у самаркандцев, так как многие герои – сподвижники Абу Муслима были родом из Самарканда, а один из них по кличке Боди Ялдо был знаменит как неуловимый разведчик. Дастан «Абумуслим – наме» стал известен в научном мире благодаря турецким версиям, рукописи которых были описаны в европейских каталогах первой половине XIX века.

Русский исследователь Н. В. Ханыков в 1842 году в Бухаре приобрёл рукопись «Абумуслим – наме» и опубликовал на русском языке краткое содержание этой книги. Таким образом, он стал для Европы первооткрывателем этого народного дастана.

Краткая и достоверная история Абу Муслима с точки зрения советских авторов «Истории Самарканда» (Ташкент, 1969) такая: В борьбе за власть в арабском халифате убивали близких родственников пророка Али и его сыновей. У пришедших к власти руки были в крови. Мухаммед ибн Али в 729 г. послал своих эмиров в крупные города Хорасана и Мавераннахра. Согласно Абу Ханифа ад-Динавери, уже во время наместничества Джунейда (727 – 729) в Бухару, Самарканд, Кеш (ныне Карши) и Насаф (Шахрисабз) им были посланы эмиссары, которые призывали народ к борьбе против Омейядов и присяге богоугодному представителю из дома Хашимитов. Табари подчеркивает, что в 746 г. Абу Муслим от имени имама Ибрагима ибн Мухаммеда ибн Али приехал в Мерв с этим призывом, обличая Омейядов, как династию лжи. Люди стекались к нему, видя в нем представителя рода Хашимитов. Муджаший ибн Хурайс послал в Мавераннахр черное знамя и приказал выступить в указанный день.

В Мерве против династии Омейядов готовил восстание Абу Муслим. Вскоре во всех частях Омейядского халифата власть перешла в руки Аббасидов, и на халифский престол вступил ас-Саффах (749 – 754).

Летом 751 г. Зияду удалось подавить восстание в Бухаре. В годы Аббасидского движения мавераннахрские цари еще раз попытались освободиться от власти арабов, надеясь на поддержку соседних правителей. Самаркандцы и владетели Кеша также стремились к самостоятельности. Абу Муслим, направляясь в Самарканд в 752 г., послал Абу Дауда Халид ибн Ибрахима в Кеш и назначил на его место брата убитого царя. Правителем Абу Муслим, назначил Абу Дауда и приказал ему восстановить разрушенные участки стены (хаит), окружавшей Самарканд и его окрестности.

Таким образом, во всех областях Мавераннахра в период междоусобных войн между Аббасидами и Омейядами местные цари Мавераннахра, и дехкане стремились с помощью своих соседей освободиться от господства арабского халифа. Более того, они поддерживали междоусобицы среди арабских феодалов в самом Самарканде.

В 753 г. Зияд ибн Салих, назначенный Абу Муслимом наместником Мавераннахра, выступил против него по тайному приказу халифа Абу Джафара. В том же году Абу Муслим снова отправился в Самарканд на подавление восстания Зияда. К сожалению, нет никаких сведений о том, было ли сражение между войсками Абу Муслима и Зияда в Самарканде или в другой местности Мавераннахра.

Очевидно, когда стала известна основная причина мятежа Зияда, Сиба ибн Нуман признался, что вручил Зияду диплом от имени халифа на должность наместника не только Мавераннахра, но и Хорасана, которыми правил Абу Муслим; местная аристократия не поддержала Зияда.

Вопреки желанию халифа ас-Саффаха самаркандцы поддержали Абу Муслима против Зияда, который скрылся в окрестностях Самарканда у дехкана Баркаса. Согласно Табари, Баркас убил Зияда, а его голову преподнес Абу Муслиму, который в глазах народа был не только героем, но и святым. Тенденция к идеализации личности Абу Муслима возникла еще при его жизни.

При подавлении восстания Зияда мавераннахрские дехкане, не боясь халифа ас-Саффаха, встали на сторону Абу Муслима, и стал страшной угрозой для халифата.

Абу Муслим долгое время оставался в Самарканде. Он приказал укрепить цитадель и восстановить внешние и внутренние стены города.

Абу Муслим не хотел расставаться с самаркандцами, среди которых нашел настоящих друзей и защитников. Однако, как уверяет Насафи, халиф Абу Джафар, стремясь вынудить Абу Муслима покинуть город, уговорил его совершить паломничество в Мекку (хадж). В 755 г., возвращаясь из хаджа, Абу Муслим, получил приказ халифа подавить мятеж Абдуллы. Справившись с этим заданием, Абу Муслим, прибил в Багдад к дворцу халифа, где был убит.

Абу Хафс Насафи уверяет, что у Абу Муслима была правая рука, известный по прозвищу Боди Ялдо-и Самарканди (самаркандский неуловимый скороход, искусный разведчик), помогавший ему в борьбе с врагами. После убийства Абу Муслима Боди Ялдо сумел перевезти его останки из Багдада в Самарканд, где Абу Муслима похоронили с почестями около могилы Ходжа Темима Ансари.

Видимо, Насафи основывается на предании. В первоисточниках не встречались подобные сведения, хотя в Самарканде и его окрестностях было велико уважение к Абу Муслиму и стремление к идеализации его личности. В связи с этим в Самарканде и его окрестностях возникли разные религиозные секты, о чем свидетельствуют первоисточники.

Последователи Абу Муслима из местных народов покоренной страны, с одной стороны, признавали казнь Абу Муслима и призывали народ отомстить за его кровь, с другой – идеализируя его личность и считая его пророком, обожествляли его, представляя его дух вечно живым, и ожидали его возвращения. Так Сумбад объявил себя посланником Абу Муслима и стал убеждать людей, что он жив.

После подавления восстания Муканны, обожествлявшего Абу Муслима и сделавшего его вождем еретических сект, с ростом влияния суннитского духовенства имя Абу Муслима могло быть забытым, но название мазара осталось.

Широкие слои народных масс связывали свои надежды с успехом Абу Муслима, обещавшего избавления от тяжести налогового бремени, религиозного и национального гнета и унижения. Поэтому после убийства Абу Муслима начались восстания против Аббасидов. В Хорасане в г. Рей в 755 г. восстал Сумбад и 70 дней вел упорную борьбу против наместника Хорасана.

Очевидно, именно в Мавераннахре, где были раскрыты тайные замыслы арабского халифа Абу Джафара, Абу Муслим, нашел полную поддержку против своего врага – аббасидского халифа Абу Джафара и в Самарканде чувствовал себя в безопасности.

В 757 в г. Мерве против аббасидов восстания возглавил Бероз. В Кашкадарье продолжил борьбу Муканна. Они против черного флага аббасидов подняли белый флаг, сами оделись в белую одежду. Так возник новое движение сторонников Абумуслима – белорубашечники. В кладбище Чокардиза похоронен Боди Ялдо. Это южная окраина махалли Факих Абулайса, где начинается территория кладбища Чокардиза где был похоронен вождь восстания Абу Муслим. От надмогильных камней этих героев, борцов за справедливость и свободу до наших дней ничего не осталось. Их имен нет в карте Самаркандских улиц.

А текст «Абумуслим – наме» как был недоступен после коммунистических книгосжиганий 37-го года прошлого века. Так и до сих пор остаётся недоступным нашим современникам.

В начале 70-х годов советская филология перестала считать «Абумуслим – наме» литературой религиозного содержания. Можно было его текст опубликовать на кириллице.

Из 23 рукописей «Абумуслим – наме» в фондах бывшего Союза восемь хранятся в библиотеке Института Востоковедения Узбекистана. Конечно же, они ждут своего исследователя и публикации на кириллице, так как в старой арабской графике эти рукописи современному читателю недоступны.

В 1949 году самаркандский литературовед коммунист до мозга и костей Халик Мирзо – заде включил в учебник литературы для 8-го класса таджикской школы отрывок из «Абумуслим – наме», чем его недруги ловко использовали для очернения.

Самое интересное то, что в восстании Абу Муслима активное участие принимали женщины. О подвигах одной из них по имени Биби Ситти рассказывается в «Абумуслим – наме». Были среди последователей Абу Муслима и отважные самаркандские женщины.

В 70-ые годы в Самарканде в местности Чашма и Ходжа Рушнойи власти приказали, сравнит с землёй надгробный памятник одному из сподвижников Абу Муслима, наверно его звали Биби Тугал (сейчас плохо помню), так как число паломников стало огромным. Какой-то имам – хатиб, сказал, что этого мазара нет в списках мусульманских кладбищ, и разрешил разрушить этот мазар. Никто из историков не выступил против этого акта вандализма.

Выросло целое поколение людей незнающих «Абумуслим – наме» и других народных дастанов вырабатывающих в душах читателей нетерпимости к несправедливости, рабскому положению, лжи, унижении.

Комментариев нет: