воскресенье, 23 января 2011 г.

Нишони асосии митроизм дар Помир

Нишони митроизмро аз суратҳои рўисангии Помир пайдо метавон кард. В.Ранов ва А.Гурский соли 1966 зиёда аз даҳ ҳазор сангнигораҳои Помирро қайд кардаанд. Он солҳо дар мавзеи Лангори Помир шаш ҳазор петрофли ба қайд гирифта шуда буд.

Ҳоло як сангнигораро, ки онро дар китоби «Путешествие в Согдиану» (Душанбе, 1982) В.Ранов чоп кардааст, манзуратон мекунам. Дар сурат саворе тасвир ёфтааст, ки дар нўги ходаи дароз рамзҳои митроии офтоб, салиб ва дарахти зиндагиро дорад. Якҷоя омадани се рамзи асосии митроӣ наметавонад тасодуф маънидод шавад. Яъне ин дадели илмӣ раднопазир аст.

вторник, 11 января 2011 г.

Загадки свастик древнего Самарканда и старой Бухары

Я заинтересовался архитектурным орнаментом Средней Азии после прочтения книги М.Рузиева «Резные двери жилищ Бухары» (Душанбе, 1967). Прежде всего, цитата из этой книги:
В художественном оформлении дверей и ворот Бухары заметное место занимает геометрический орнамент. Это отличает бухарскую резьбу от резьбы многих других районов Средней Азии, например, городов Ура-Тюбе, Хивы и других, где в резном дереве преобладают растительные формы узора в виде побегов, сплетенных в сложные композиции.

Типичными геометрическими узорами бухарских дверей являлись: зигзаги, ромбы, квадраты, свастика, вертуны, 5-6-8-10-12- лучевые звезды. Традиционные обрамляющие ленточные полосы образуются двух - и трехгранновыемчатого резьбой – «занҷила», «таҳафтод» в виде двух параллелей с промежуточными фигурными узлами и жгутовыми витками «морпеч».

Излюбленным приемом бухарских резчиков являлась трехгранновыемчатая лунчатая, гармончатая резьба. Эта, видимо, очень древняя техника резьбы широко применяется при создании старых традиционных форм узора, таких, как солярные знаки, перлы, трилистники, пунктирные линии и т.п. Из числа наиболее древних и устойчивых мотивов геометрического узора следует назвать также свастику. Она встречается в различных видах декоративного искусства – изразцовой декорации, росписях, вышивках, коврах не только Средней Азии, но и Японии, Китая Индии, Ирана, Греции и др. В Средней Азии этот орнаментальный мотив можно встретить также на вязаных памирских чулках, в резьбе на надгробных камнях, резьбе и росписи по ганчу и дереву, в архитектурных сооружениях. Свастика встречается в отделке кирпичных полов древнего Хутталя и на ганчевых панелях дворца Афрасиаба (X-XI вв.) на резных дверях жилищ Бухары она часто выступает не только как орнаментальный мотив, но и как определенная композиционная схема. Ест предположение, что изогнутые под прямим углом четыре стороны свастики символизировали в прошлом изображение солнца или стран света.

В течение веков свастика утеряла свой магический смысл, и стало одним из элементов геометрического узора, широко распространенного в орнаменте Средней Азии, в том числе в орнаменте резных дверей Бухары.

Как видим М.Рузиев не связывает солярные знаки митраизма с орнаментами резных дверей Бухары.

Он подчеркивает, что свастика известна в Средней Азии под таджикским названием как чоркалид, гули бодом, гули ҳашт, зулфа.

Было бы нелогичным искать, в орнаментах последних двух столетий, что то митраического после тысячи лет отсутствия этой религии в Средней Азии.

Но ясно одно – эти орнаменты служили оберегом (балогардон) и поэтому сохранили свое доминирующее место не только на стенах дворца саманидов в древнем Афрасиабе Самарканда, но и в дверях жилищ жителей Бухары.

По словам директора Дирекции памятников Регистана Б.Маруфи один из посетителей увидев свастику на центральном медальоне медресе Шердор воскликнул:
- Откуда у нас этот фашистский знак!?
- Мы его убедить в обратном не смогли, так как о свастике на исторических памятниках Узбекистана научных исследований не проводились, и естественно литературы тоже нет. Никто, например не заинтересовался – почему декор стен мавзолея великого шейха Ходжа Ахмада Яссави состоит из одних свастик?

О свастике ничего хорошего не найдешь даже в словарях. Например, в «Русско-таджикском словаре» свастику назвали – фашистский знак.

После второй мировой войны, так как на глазах всего мира свастика стал знаменит как фашистский знак народные мастера Средней Азии перестали его использовать в своих работах.

От этого традиционное искусство не пострадать не смог, - сказал знаменитый Самаркандский мастер по ганчу Амриддин Наджмиев. – Шестиконечные и пятиконечные звезды в орнаментах многочисленны, никто о них не говорит, что один из них израильский другой большевистский.

Если по разным причинам из национального орнамента выкидывать разные знаки, то не далек тот день, что местная архитектура и вовсе станет непривлекательным. Знаки для мастера как буквы алфавита для поэта. Если одну букву выкинешь невозможно даже одну строку сочинить.

От чего саманиды такое предпочтение давали местным древним знакам в оформлении своих зданий надо искать в истории. Вот что пишет Л.И.Ремпель «Искусство Среднего Востока» (Москва, 1978, стр. 113):
В конце IX века правитель Бухары Исмаил Саманид создал сильное независимое феодальное государство, обеспечив независимость Мавераннахра и Хоросана от халифата. Сложение самостоятельной феодальной государственности в Средней Азии имело важные последствия для всего дальнейшего развития науки, культуры, искусства отдельных ее областей.
В 7-10 веках арабский язык и арабский стиль всю культуру Средней Азии подогнал под себя. Поэтому запрещали писать на местном языке. Независимость дал волю поэтам писать на родном и художникам-мастерам вернутся к древним истокам культуры своего народа.

Так свастика, крест и другие запрещенные знаки вдруг вырвались наружу фонтаном из сердец народных мастеров, которые втайне передавались из поколения в поколение. Эти мастера уже не помнили, что эти знаки принадлежать какой-то древней религии. Но знали точно, что они обереги (балогардон).

В дальнейшем со свастикой народные мастера создали такие сложные композиции, что исламским духовенством воспринималось как свое, и даже крестики добрались до михрабов в святая святых мест мечетей. Мастера пошли еще дальше: из четырех святейших для мусульман слов «Аллах» создали свастику – чоркалид для портала духовных училищ-медресе и других общественных зданий.

Исследователи архитектурного орнамента Средней Азии едины во мнении, что национальные знаки, по истечению веков утратив прежний смысл, в конце превратились только в чисто поэтическую метафору и в основном теперь имеют только художественное значение.

Действительно так. Когда речь идет о свастике в ее древней форме, безусловно, тут даже не осталось даже оберега.

Но исследователи не учли трансформацию свастики в форме чоркалид (четыре ключа) в исламский орнамент. Тут четырехкратный синтез слово «Аллах» вернул свастике божественный смысл. Поэтому среди орнаментальных знаков он возвеличил настолько свое религиозное значение, что занял прочное место на самих видных местах архитектурных памятников на основном портале над основным входом в здании, а на куполах на их барабанах.

Ну что же, божественному божественное!

Эти исламские свастики – чоркалид символизирует четыре ключа к разгадке тайн мироздания, так как по убеждению тех времен вселенная состояла из четырех элементов – земли, воздуха, огня и воды.

Творческие находки мастеров Дворца саманидов удивляет каждого художника. Поразительно, когда видишь, как на панели из лучей малых свастик образуется, большие свастики и так продолжается как будто конца и края никогда не будет. Малые свастики живут в обрамлении, то есть в доме больших свастик. Не тут ли замаскировано мировоззрение мастеров декора или философское осмысление мироздания.

Свастика в архитектурном орнаменте Самарканда не живет обособленно, а находится в гармоничном связи со всем остальными орнаментами и всецело с геометрией здания. И ждет своего исследования.

На снимках: Панели интерьера Дворца саманидов (X век) и дила (сердцевина) бухарских дверей.




вторник, 4 января 2011 г.

Нақшҳои митроӣ хоси ҳама халқҳост?

Суратҳои салибу свастика ва ғайраҳо дар эҷодиёти ҳама халқҳои олам ҳастанд, таъкид кардааст яке аз машҳуртарин пажўҳишгарони нақшҳои бостонӣ Л.И.Ремпель дар китоби худ «Занҷири замонаҳо» (Тошканд, 1987, саҳ. 15).

Наметавон бо ин фикр рози нашуд. Аммо вақте ки ба нақшҳои девории ёдгориҳои меъмории таърихии масалан бигирем Самарқанд бо диққат менигаред, мебинед, ки теъдоди салиб, свастика ва дигар намодҳои митроӣ ба маротиб зиёдтаранд нисбат ба шаҳрҳои дигар.

Аммо донишмандони таърихи бостон ба ин ҷиҳати масъала ё эътибор надодаанд ва ё дар ҳалли ин муаммо сахт дармондаанд ва ба ин сабаб хомўширо пеш гирифтаанд.

Инак чанд акс аз иморат ва корҳои дастии Самарқанд.