суббота, 22 марта 2008 г.

Райские ворота Самарканда

Таджикская поговорка гласит: «Шахр бе дарвоза нест». Эта поговорка в переводе звучит дословно так: «Город не без ворот».

Говорят эту пословицу, когда надо предупредить, что дела охраны имущества организованно хорошо, и если кто–нибудь вздумается обойти, то попадет к охранникам (ворот).

На востоке, тем более Центральной Азии город не представляли без ворот и тем более без оборонительных стен, так как к городу степным кочевникам добраться было легко. А грабительских набегов на город было не счесть. Эти набеги для городов имели очень трагические последствия. Самый трагичный для Самарканда была набеги кочевых племен в 1722-30 годы, вследствие чего Самарканд и его окрестности опустела на 100 процентов, а Бухара на 90 процентов. Правители двести лет боролись восстановить население, городскую жизнь, некоторые мечети и медресе, полностью восстановит не смогли, даже при переселении всего населения Гиссарской долины Таджикистана Мухамед Рахим-ханом в Самарканд. Было переселено несколько тысяч семей. Если учесть, что в середине Х1Х века население Самарканда достиг всего 30 тысяч жителей, можно представит как было трудно заполнит пустующие кварталы Самарканда.

Сколько было ворот у города Самарканда?

В. В. Бартольд в книге «Туркестан в эпоху монгольского нашествия» описал состояние оборонительных стен и ворот города Самарканда. Он опираясь на произведения историков Истахри и Ибн ал-Факих пишет, что Самарканд вместе с окрестностями, подобно Балху и Бухаре был окружен стеной в 12 фарсахов (72 километра) с12 воротами. Городские ворота были выстроены из дерева и состояли из двух половинок. За каждыми воротами были ещё другие, также двойные ворота. Между первым и вторыми воротами были жилища привратников. Историк Табари приписывает Абу Муслиму постройку стен города. Абу Муслим долгое время находился в Самарканде. Он приказал укрепить цитадель и восстановить внешние и внутренние стены города. По его приказу над крепостной стеной длиной 7,5 фарсахов были сделаны зубцы, а стена разделена на 360 участков. Через каждые 200 гязов на стене были построены боевые сторожевые башни. Источники о воротах не говорят, но естественно ветхие старые ворота были заменены крепкими из твердых сортов дерева. Но где находились все 12 ворот и как их называли, определит трудно, так как в источниках информации нет. То что цитадель имел два ворота установлена точно. А что касается старого города (на Афрасиабе), то там было 4 ворот: Китайский в стороне Чупан-аты, Навбахорский на западной стороне Афрасиаба (нынешнее кладбище Санграсон находился вблизи этих ворот), Бухарские на севере, а Кешские на южном стороне Афрасиаба. Мечет Хизр находился рядом с местом, где стояли Кешские ворота. Через Кешские ворота поверх арочных галерей по свинцовому желобу питьевая вода подавалось в старый город Афрасиаб. Истахри писал, что видел на этих воротах железную плиту с непонятными письменами. Утверждали, что письмо на химьяритском языке и определяет расстояние до города Сана столицей Йемена. В это трудно поверит, так как арабы всякую для них непонятную письменность называли химьяритским. Ясно одно, что эта надпись была или на авестийском или на согдийском языке, а уже в десятом веке самаркандцами была забыта эти языки. Во время пребывания Истахри мятежники разрушили эти ворота, позднее его вновь построил Абулмузаффар Мухаммед, троюродный брат саманидского царя Насра. Но надпись не восстановили. Если действительно эта надпись принадлежал йеменцам (то есть арабам-мусульманам) восстановили–бы, но наверно посчитали зороастрийским.

Самарканд имел кроме внутренних стен, окруживший шахристан (городские кварталы), внешние стены окруживший рабадную часть. Истахри ворот внешних стен описывает в такой последовательности: Кухак (в Чупан-ате), Варснин (в Пенджикентской дороге), Фенек, Ривдад (в Ак-мечете), Фаррухшид (в Ходжа Абду Беруне) и Гадавад. Историк Макдиси называет восемь ворот: Гадавад, Исбиск, Сухашин, Афшина, Варснин, Кухак, Ривдад и Фаррухшид. Ворота Фенек не упоминается, значит один из ворот Исбиск или Сухашин назывались Фенеком. Так как в 3-х километрах от города было село с названием Фенек, ворота называли по имени этой местности. Село Исбискет находился в 2 фарсахах (12 километров) от Самарканда. Селение Варснин до сих пор известен.

В. Вяткин в своей работе «Материалы к исторической географии Самаркандского вилаята» пишет, что в городской стене (шахристане) Самарканда было шесть ворот. На север вели двое ворот - Шейх–заде (второе нынешнее название – Пойкабок) и Оханин, что в переводе означает железный, близ мазара Шахи–Зинда. На восток в сторону Пенджикента выходили ворота Фируза. Вяткин перевёл буквально: Бирюзовые. Здесь же был чарбаг Фируза, названный по имени его хозяина Амира Фируза. У мечети Ходжа Нисбатдор находились ворота Сузангарон, а недалеко в метрах триста ворота Коризгох, названный впоследствии Ходжа–ахрарским. Коризом таджики называют систему получения воды внутри объединённых подземных родников. Действительно эти старые коризы до сих пор работают или нет неизвестно, но в этом районе много родников, поэтому и название местности - Чашмаи Чукур (глубокий родник). Вяткин писал, что эти ворота до того назывались Намозгох, так как вели в городскую намозгох (место всеобщих мусульманских праздников). От ворот Намозгох до мазаров Ходжа Кафшир и Ходжа Ахрар была построена Хиябан (бульвар). Такой же хиябан была построена от ворот Фируза (ныне Каландархона) до тимуровского чарбага Булды.

Ворота Чорсу находились там, где начинается городской бульвар и стоит памятник Амиру Тимуру. Далее В. Вяткин пишет, что стена Кундаланг (и сегодня это название сохранилось) в 1466 году была известна под этим именем. Здесь же была ворота Форун ведущий в пригородный квартал Форун–диза (нынешнее название Ходжа Ахрар). За воротами Форун начинались земли древнего Маймурга, где размещались цитадели согдийских царей. Центром Маймурга считался – Ривдад. Маймург как отдельное государство в 451 году послал послов в Китай, что говорит о многом. Сейчас на территории Маймурга расположены Самаркандский Тайлакский и Ургутские районы. А из ворот Ривдада (Ак–мечеть) можно было попасть в Фаг–дизу (нынешний Кавчинон) и в Ривдад – центр Маймургского района.

В «Кандии малой» когда речь идёт о завоевании арабами Самарканда ворота Коризгох, названы – Коризистан. Так как «гох» и «истан» на таджикском языке одинаково означает местность, тут правильно оба названия. Вяткин местом селения Избаск называет западнее селения Кундуз Суфи, значит можно предполагать на какой стороне находились ворота Избаск. Название ворот менялись, например раньше Намозгох города находился на местности Коризгох, поблизости ворот Шайх–заде (Пойкабок). Поэтому эти ворота раньше называли Намозгох.

Городские ворота Самарканда считались священными. В «Кандии малой» рассказывается: «Пророк (Мухаммад) сказал: «Есть город (шахристан) за рекою Джейхуном, который называют Самаркандом, а также именуют хранимым городом» Услышав это Анас спросил пророка: по какой причине он называется хранимым? Пророк ответил: «Вестник чертога Господня, ангел Гавриил старший (из ангелов) передавал, что за рекою Джейхуном находится город с большим количеством зелени и проточной воды, который называется городом хранимым. Он имеет врата и у каждых врат по пяти тысяч ангелов с роспростертыми крыльями, оберегающих жителей этого города. Самый главный ангел имеет тисячу голов в каждой голове по тысяч языков, славящих громогласно Господа, ни в чём не нуждающегося: «о, Крепкий, о Вечный, о Единый, о Боже, храни сей город спасаемый».

Пророку приписывается и следующее изречение: «В Самарканде откроются врата из врат райских…».

В до исламское время над одном их минаретов городских ворот было установлено скульптура зороастрийского бога. Амир Тимур приказывал над воротами тронного зала нарисовать герб-льва на фоне солнца.

Надписи над воротами Самарканда напоминали путнику, прибывшему в Самарканд, что это мусульманский город и надо уважать религию проживающего тут народа.

Надписи были из Корана короткими и лаконичными типа:

«О, открывающим все ворота!»

Или такое двустишие было написано по приказу Тимура.

Дар кафи халки джахон хама бод асту хавас,
Кор даргохи Худованди джахон дораду бас.

Подстрочный перевод:

На ладони людей всего мира только ветер желания,
А дела совершает только Хозяин Мира.

То, что ворота Оханин буквально переводили «Железный» ошибочна. Так как под словом «Оханин» подразумевался металлические. А эта ворота были деревянными с облицовкой из листов меди или бронзы. Таких ворот враг сжигать или легко сломать не мог.

Комментариев нет: