понедельник, 2 ноября 2009 г.

Мактаби тоҷикӣ чӣ гуна бояд бошад?

Оиди ба талаботи замони муосир ҷавобгӯ набудани мактаби тоҷикӣ фикрҳои гуногун нашр шудаанд. Масалан дар сомонае мутафаккири фарзона Акбари Турсон гуфта буданд, ки маорифи тоҷик ба тағйироти куллӣ ниёз дорад.

Камина низ оиди он ки мактабҳои таълими ҳамагонӣ бояд шахсиятҳоро тарбия кунанд, дар блоги Герби шердор мақолае ба нашр расонидам будам, ки радиои «Озодӣ» онро дар сомонааш ҷой дод. Азбаски оини митроӣ бо ҳафт марҳилаи камолоти инсон тарбия ва ташаккули шахсиятро бар ҷои аввал гузоштааст, мо вазифадорем, ки ин суннати ниёгонро барқарор кунем.

Аз кишварҳои хориҷа барои дигаргун кардани системаи маорифи тоҷик Финляндия намунаи ибрат шуда метавонад.

Дар мактаби финӣ муаллим баҳоро эълон намекунад, то ки шахсияти талабаи баҳоӣ паст гирифта осеб набинад.

Дар мактаби финӣ аз ҳамдигар кӯчондану истифодаи шпаргалка беномусӣ маҳсуб мешавад ва ягон талаба ба он иқдом намекунад. Муаллим ҳуқуқ надорад, ки талабаро масалан ин тариқ коҳиш кунад: - Фулонӣ, ту зеҳни кунд дорӣ, масъалаҳои математикиро ҳал карда наметавонӣ ва ғайра.

Мо тоҷикон калимаи «образование»-и русиро нодуруст тарҷума кардаем: маориф.

Решаи образованиеи русӣ «образ» аст, эҷодкорӣ дар пайдо кардан ва ташаккули шахсият. Мо бошем онро саводнок кардан фаҳмидаем.

Финляндия нисбат ба Тоҷикистон камтар аҳолӣ дошта 5-6 аср зери ҳукмронии шведҳо ва як аср зери ҳукмронии Русия будааст.

Яъне саргузашти мардуми он бо саргузашти мардуми тоҷик қаробат дорад. Ба дузабонии маҷбурии шведиву финӣ дар асри 19 забони русӣ низ сарборӣ мешавад. Бо вуҷуди ин финҳо тавонистаанд ҳуввияти миллии худро ҳифз кунанд. Ба ин сабаб дар мактабҳояшон ба омӯзиши фарҳанг эътибори зиёде медиҳанд. Охир бе фарҳанг шахсият наметавонад ташаккул ёбад!

Ҳоло мақолаҳоро аз Интернет оиди мактаби финӣ манзури шумо мекунам ва бовар дорам, ки баъди хондани онҳо ҳар як миллатдӯст барои ислоҳоти куллӣ дар мактаби тоҷикӣ ҷидду ҷаҳд хоҳад кард.

Финские подростки — самые сообразительные в мире?

Действительно, учащиеся финских школ в возрасте 15 лет оказались самыми смышлеными среди сверстников в 57 странах мира. К столь неожиданным для многих выводам пришли авторы опубликованного в конце прошлого года исследования, проводившегося начиная с 2000 года в рамках международной программы аттестации учащихся средних школ. Ее спонсировала Организация экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), которую субсидируют 30 государств, сообщает газета Wall Street Journal.

ОЭСР отслеживает современные тенденции в сфере общественного развития и экономики. Тесты на сообразительность прошли около 400 тыс. учащихся, которым предстояло отвечать на многовариантные вопросы. Одновременно они писали сочинения на темы, с помощью которых измерялись способности к критическому мышлению и применению полученных знаний. Один из таких вопросов звучал так: порассуждайте о художественной ценности граффити — настенных рисунков, наносимых с помощью распылителей красок.

По итогам выполнения тестов 15-летние финны опередили всех по уровню знаний в естественных науках и получили «серебро» по таким дисциплинам, как математика и чтение. По сумме же показателей они заняли первое чемпионское место.

Их американские сверстники, к большому удивлению американских педагогов, продемонстрировали средние показатели в математике и в естествознании, тогда как их успехи в чтении из-за сбоя в компьютере, к сожалению, вообще не были приняты в расчет. Израильские школьники показали более, чем скромные знания в области математики. Что ж, тем ценнее выявить причины успехов ребят из страны, никогда не славившейся особыми академическими достижениями.

Казалось бы, говорят эксперты, финских подростков не очень-то утруждают домашними заданиями, на которые они вечером не тратят в среднем больше получаса. У них нет классов для одаренных детей. Они так же, как и их сверстники во всем мире, тратят уйму времени, просиживая в Интернете, красят волосы, слушают музыку в стиле рэп и блэк-металл.

Так почему же финские подростки убежали вперед всех в области познаний и, как результат, взрослые финны представляют ныне одну из наиболее производительных сил в современном мире?

Этот секрет настолько взволновал специалистов в других странах и, что оттуда в Финляндию полетели гонцы для изучения опыта.

Вот некоторые ответы, которые они обнаружили. Оказывается, Финляндия располагает отлично подготовленной армией высокопрофессиональных учителей — все они должны иметь ученую степень магистра — и детьми с развитым чувством ответственности за успехи в школе. Да уж, скажет любой израильтянин, сравнение не в нашу пользу.
Далее. Взрослые финны не нянчатся с детьми в раннем возрасте, как это происходит, в частности, в Израиле.

В школах же у педагогов развязаны руки в деле придумывания для детей таких уроков, которые бы подходили им больше всего. Другими словами, присутствует творческий фактор обучения и свободы действий. Уровень оплаты труда учителей — один из самых высоких в Европе.

Учителя в Финляндии отбирают учебники и выстраивают систему обучения таким образом, чтобы она отвечала общенациональным стандартам. Как образно заметил один из организаторов программы, в большинстве стран процесс обучения напоминает конвейер на автомобильном заводе, у финнов же учителя — сами предприниматели.
Кроме того, у них нет бросающихся в глаза различий между уровнем образования и доходами. Финское правительство затрачивает на детей равные суммы денег — 7,5 тыс. долл. в год, не делая различий между ними.

Поэтому у финских школьников нет страха и ажиотажа перед поступлением в университет, особенно в том, что касается платы за обучение — оно бесплатное. Все, что требуется от абитуриента, это — знания.

Итак, на первый взгляд, все просто. А результаты — потрясающие. Может быть, они все-таки что-то скрывают, эти загадочные финны?


ШПАРГАЛКА ПО-ФИНСКИ

РАЗМЫШЛЕНИЯ ЕДИНСТВЕННОГО ДЕЛЕГАТА РОССИИ, ПРЕДСТАВЛЯВШЕГО СТРАНУ НА «ПЕДАГОГИЧЕСКОМ ДАВОСЕ» В ХЕЛЬСИНКИ

Автор: Антон Зверев, журналист
Журнал "Лидеры образования", №3 2005.

Согласно итогам самого последнего международного смотра знаний PISA, каждый второй российский школьник, умея читать буквы, не в силах выполнить такие операции с текстом, как оформить квитанцию по оплате за свет, заказать товар по интернету, заполнить таможенную декларацию или удостоверение страховщика имущества. Тенденция малоприятная. Школа не учит самому ходовому житейскому навыку - вытаскивать суть из мудреных бумаг, осмысленно работать с юридическим документом, географической картой, политической программой кандидата в мэры. Может, имеет смысл проверять на экзаменах не объем заученных дат и понятий, а умение пользоваться ими в поисках своего ответа на нетривиальный жизненный вопрос? Именно так поступили в Финляндии, дети которой признаны самыми функционально грамотными в мире.

Два раза подряд, в 2000 и 2004 годах, финские девятиклассники оставили позади себя ровесников из 42 развитых стран. Двойной триумф финнов в исследовании PISA, собственно, и заставил мир призадуматься над феноменом финского образования.
Международную конференцию, организованную университетом Хельсинки и Национальным советом по образованию Финляндии, так и назвали: «Финляндия в исследовании PISA – причины вслед за результатами».

ЧТО МЫ ТАМ НЕ ВИДЕЛИ

- Зачем ты едешь? - отговаривали меня еще в Москве ученые люди из Российской академии образования. - Маленькая гомогенная страна, вся в шоколаде, денег немерено. Ну что там смотреть?

Иначе говоря, наши специалисты, даже не выезжая из дома, все уже знали про отгадку финского успеха - большие оклады учителей на фоне малочисленного ученического населения. Или таким неуклюжим способом пытались оправдать свое отсутствие на встрече, о которой, вот уже сколько времени наперебой трубят ведущие образовательные сайты, телеканалы и радиоволны (кроме, как и следовало ожидать, отечественных).

Но я все-таки поехал, став первым и последним среди 300 делегатов из 33 стран мира, и, можете представить, в одиночку отдувался на престижнейшем педагогическом Давосе за великую и непонятную Россию.

Зато теперь знаю доподлинно, из первых уст: средняя зарплата школьного педагога в Финляндии составляет - спокойно, читатель! - 2 500 евро в месяц. Для сравнения: буханка хлеба стоит в Хельсинки два евро, литр бензина - один, а кружка пива или пачка сигарет - четыре евро. Педагог - одна из самых высокооплачиваемых профессий в странах Северной Европы.

И что? Где здесь особый секрет «великой финской педагогики»? Как и все нормальные люди, скандинавские классные дамы и господа по очереди жаловались мне на то, что платят мало, а работы, мол, непаханое поле. Это к тому, что денег много не бывает. Тем более, когда речь идет о такой муторно-тяжелой, деликатной и ответственной профессии, как педагог.

Между тем самое распространенное заблуждение на педагогическом свете звучит так: положите нашим учителям нормальную зарплату, и они будут работать не хуже своих финских (японских, литовских и датских) коллег. Неправда, не будут. Зачем, если ежедневно после основных уроков можно подрабатывать в соседней гимназии, а вечером - вдогонку - еще и на приватных учениках?

Отсюда первое принципиально жесткое условие, которое выставило перед преподавателями финское правительство: хорошие деньги платим только в обмен за полный день работы (восемь часов). Поймем ли мы когда-нибудь эту простую до мычания мысль? Всегда ли помним о ней, завидуя неправдоподобно высокому достатку заморских наставников? Еще раз: 2,5 тысячи евро в Финляндии получает только учитель полного дня (full-time teacher). Частичная же занятость внештатников, так называемых мобильных педагогов (их вызывают утром на уроки по телефону), оплачивается примерно вдвое скромнее.

НИКТО НЕ ОДИНОК

Специально допытывался у хозяев встречи: что входит в обязанности учителя полного дня? Мне отвечали довольно стандартно. Кроме проведения уроков, два часа в день уходит на консультации учеников, встречи с родителями, подготовку к завтрашним занятиям, совместные с детьми творческие проекты, педсоветы. Приходят в школу к девяти утра, уходят часа в три или в четыре дня.

Но вот статистический факт: каждый четвертый школьник Финляндии нуждается в персональной поддержке педагога. И они получают ее в среднем по два-три раза в неделю. Выделим жирным шрифтом: каждый ребенок - индивидуально!

Это у нас все просто, по шаблону: составил список отстающих, вызвал в кабинет, раз-два и устранил пробелы в просвещении.

У них - сплошные вопросы. Как распознать тех, кто нуждается в особой поддержке? Какой вид помощи предпочтительнее для медленного ребенка? Где и когда лучше встречаться? Как обеспечить первый успех? Что означает «создать правильные условия для занятий»? Какие приемы наиболее эффективны при работе с «детьми в колясках», студентами разных вероисповеданий, ментальных особенностей? И еще 158 сложнейших головоломок о способах переключения детской активности в новые плоскости, хитростях взаимодействия с детьми, сползающими в так называемый IEP (индивидуальную образовательную программу), секретах координации семьи, специальной службы поддержки и ученического центра взаимопомощи. Устанешь перечислять! Это все и называется у них работой с человеком. Возятся с каждым, вне зависимости от цвета кожи, социального происхождения, доходов семьи и пр. «Никто не одинок» - эти слова можно поставить эпиграфом к финскому школьному своду законов и педагогическим будням.
«Закавыка в том, что учитель, в отличие от шахтера или кондитера, ничего не производит. Кроме будущего». Такие здесь шутки. Очень серьезные. И к делу финны относятся так же ответственно и въедливо. В прошлом году в одной из провинций несколько недель пустовали школы: учителя не явились на работу, потому что им не заплатили жалованье за очередной месяц. Бесплатно строить будущее здесь никто не собирается…

Но и тратят себя щедро, вкалывают, будь здоров.
В Jakomaki lower secondary school (300 учеников, 30 «full-time» учителей, 4 ассистента), где мы побывали с визитом, под единым сводом уживаются дети 22 народов. Вопрос: на каком языке тьютор будет объяснять им пропущенный материал? На турецком, английском, сомалийском, финском, эстонском, шведском, саами? И впрямь учитель в поликультурной школе должен быть кудесником общения, полиглотом, социальным дирижером и, соответственно, трудоголиком в одном лице. Не случайно их здесь уважительно называют экспертами образования (в буквальном переводе - «эксперты учебного плана»). Среди 120 000 школьных преподавателей страны нет ни одного, который не обладал бы степенью мастера наук или ученым званием профессора.

Так что, сами по себе деньги, как сказал, открывая встречу в университете в Хельсинки, известнейший международный чиновник, глава одного из департаментов OECD Андреас Шлейхер, «это много, но еще не все».

Ни за какие доллары и кроны не приобрести нам, например, того высочайшего уровня культуры (учебного труда, детского отдыха, спорта, сервировки блюд и самого питания), какого достигли северные соседи за последние полвека. Вот высота, которую россиянам с ходу, даже при самом длинном разбеге не одолеть.

ОТКУДА БЕРЕТСЯ КУЛЬТУРА? И КУДА ДЕВАЕТСЯ?
Могу ошибаться, но ее величество Культура - это, похоже, плод исключительно внешкольного капитализма, победившего в Финляндии 88 лет назад. Ее очень бережно пересадили из открытого рыночного грунта под крышу финского школьного социализма. Щедро и аккуратно поливают. Вот она и растет, удивляя мир, несмотря на то, что доля частного бизнеса в образовании Финляндии близка к нулю, а число платных школ по всей стране не превышает смешных двух процентов.

Досадное для нас открытие: культура, толерантный и демократический строй жизни не передаются (и не перенимаются) сами собой, по щучьему веленью, или вместе с преподавательской зарплатой, пускай даже очень достойной. Ее выращивают, как английский газон, десятилетиями, поливая потом и слезами. Но, заметьте, своими, а не детскими слезами!

Есть ли у нас в запасе десятилетия, необходимые на выращивание собственной, «уникально русской» школьной эстетики и этики? Не думаю. Надо учесть, что большая часть наших детей ходит в демонстративно голую, с проводами наружу, классно-урочную машину. Денег хватает лишь на то, чтобы прикрыть тюремные решетки. Грандиозный автомат Коменского бесперебойно производит антикультуру, псевдосвободу - никому не нужные отчеты и фиктивные отметки массового потребления. Стены не пропускают веяний европейской цивилизации (печальный опыт внедрения ЕГЭ, мнимой двенадцатилетки тому доказательство). В этом и состоит угроза российскому обществу, исходящая не извне, а изнутри его же самого.

То есть оттуда, где закладываются основы будущих гастритов, сколиозов, кариесов и энурезов. А финская Служба педагогической поддержки и заботы – наоборот, тщательно сберегает и приумножает детское здоровье. «Медленно, но верно» - это, говорят, формула их национального характера.

Можно часами рассказывать о неброских, но чрезвычайно ценных изобретениях финских архитекторов образовательных дворцов (а по-другому не назовешь!).

Скажем, классные стены в одной из школ, куда нас возили на экскурсию, сделаны из стекла. Красиво, солнца и неба в избытке, и для зрения, говорят, полезно. Мебель беззвучна: ножки стульев, тумбочек, шкафов подбиты мягкими нашлепками из ткани либо снабжены спортивными роликами для «езды по классу». Вот откуда, стало быть, происходит особая, умиротворяющая тишина, сопровождающая жизнь тамошних школяров. В каждом кабинете (а не только у географов) на видном месте висит карта родины, единой Европы или, по крайней мере, атлас Хельсинки, на котором крупными красными буквами обозначен и адрес самой школы. Дети должны соизмерять свою судьбу с жизнью далеких и близких сограждан.

К слову, в нашем, то бишь «made in Russia», фирменном поезде «Москва - Хельсинки», гордо носящем почему-то имя Льва Толстого, не нашлось ни единой карты или хотя бы грубой схемы главного финского мегаполиса, его отдаленных окрестностей. 12 часов VIP-пассажиры катились по рельсам невесть откуда и куда. Зато теперь я, кажется, понимаю, почему мы проиграли финнам и почти всему миру тесты PISA, измеряющие функциональную грамотность школьных выпускников. У них, чертей, там эти карты, в любом, какой изволите, разрезе и масштабе, снабженные подробнейшим алфавитным указателем улиц, расклеены по всему городу, красуются на автобусных остановках, рекламных щитах и даже на внутренней обшивке салонов такси. Как будто кто-то «взял» завод по производству наглядных пособий и сбросил все его богатство сверху на столицу самой грамотной страны.

О НАБОЛЕВШЕМ (СУГУБО КОНФИДЕНЦИАЛЬНО)

Другой бы промолчал, а я скажу. Понятно, у России своя миссия в глобальной мировой истории, гео- и прочей политике. Можно, конечно, еще лет сто нудно повторять неотразимое булгаковское: «Разруха не в клозетах начинается, а в головах». Но не пора ли молча, без высокопарных разглагольствований построить перегородки между писсуарами, чтобы наши мальчики, вослед европейским сверстникам, были защищены от неугодных насмешливых взглядов в самые интимные минуты пребывания в школе? И кабинки снабдить хорошо бы щеколдами (хотя федеральный Санэпиднадзор и выступает почему-то против). По тем же самым, крайне уважительным для личности причинам. И мыло, мыльца кусок положить куда следует, если вдруг кончился жидкий шампунь. А то ведь они норовят после этого сразу на ланч. Тоже момент культуры. Но как сделать из него нормальную привычку?

В финских школах вас воспитывают сами стены, добротный уклад жизни, давно возведенный в европейский стандарт; рекордно короткий интервал подачи воды в умывальниках (водопроводная вода здесь дороже бензина); нежный, как фиалка, аромат навечно привинченного вровень со сливным бачком освежителя воздуха (со сменным картриджем). Словом, весь стиль и дизайн проклятого неокапитализма. А у нас? Руководитель одной из столичных гимназий вывесил объявление в одном из наиболее посещаемых мест храма знаний: «Дорогие друзья! Вне зависимости от поставленных задач просьба смывать за собой. Спасибо».

Откуда берется культура? Нет, правда? Как привить ее на почве нашего бесстыдно, подло лукавого будто бы образования? (Учителя шепотом, по секрету передают друг другу ключик от «удобств», но даже в их отдельных апартаментах, главврач г-н Онищенко подтвердит, нет туалетной бумаги.) Почему десятилетиями, если не столетиями Красота проходит мимо кошмарного строения с табличкой «№ 1090» и поломанными часами над входом? Убежден, это наиглавнейший вопрос, с которым лоб в лоб столкнулся классно-урочный социализм доселе немытой России.

«Вы можете построить школьный бассейн хоть из чистого золота, но при нашем уровне воспитанности дети разнесут его в щепки на следующий день». Эти слова Давид Самойлов произнес еще при Брежневе. Увы, не устарели. Бывший советский народ охотно идет в супермаркеты с умными чудо-дверцами, стереомузыкой, колокольчиками на входе, сверкающими тележками, уютными кафетериями и услужливыми банкоматами. А школа как была в пещерном веке, так и осталась. Лампочка Ильича, доска с неподъемным заданием на дом и локти пожилой учительницы, выпачканные мелом. Как влить культуру, оживить этот, сдается, навсегда застывший мир?

Впрочем, хватит интриговать читателя, у нас есть ответ на коварный вопрос. Точнее, финны предложили его миру – пользуйтесь. Теперь надо всего лишь заметить, поднять, понять и оценить себя: хватит ли смелости пойти по их пути?

ИНСПЕКТОРА, НА ВЫХОД!

В педагогических кругах там говорят: «Пока отношения между людьми не созданы, считай, что карты не сданы».
Полное доверие ребят к учителям, чувство защищенности от покушений на свободу личности - основа основ их педагогики.

- Почему мы выиграли в тестировании OECD? - переспрашивает педагог «частичной занятости» Тапио Сиппонен, который одновременно работает в 15 школах Хельсинки (универсал!). - Нет, эта победа не случайна. Есть такое слово: мир, согласие, гармония. И это очень важно для общей работы. Союз студентов и преподавателей - трамплин, опорная база для учебных достижений. Мы с детьми не боимся друг друга, мне так кажется…

Глядя со стороны, можно подумать, что вожаками детей в этой стране становятся сплошь выдающиеся личности. У нас бытует популярная до пошлости фигура речи: «Мне повезло - в нашей такой-то школе были замечательные (вариант: особенные, удивительные) педагоги».
Финнам в этом смысле повезло намного больше. Всем, каждому из пяти миллионов, сразу!

Рассказывают, что конкурс в педагогические университеты - десять человек на место. Юноши и особенно девушки (румянец на щеках, льняные волосы, как на обложке модного журнала, ведь Хельсинки - еще и столица неподдельных, природных блондинок) буквально ломятся на педагогические специальности. Деньги хорошие, понятно. Но разве только в Финляндии?

- Дети любят работать. Мы одно целое, - заявила мне Мария Кантокоану, биолог и классный руководитель в новенькой девятилетке Torpparinmaki School, выстроенной в 1999 году в пригороде Хельсинки. - Вместе учимся, вместе отдыхаем. Право же, я счастлива!

Понятно, говорю, так я вам и поверил. Сами посудите: драматический театр, экологическая лаборатория, английский с первого класса. Свои фенечки: первые два класса зовутся «хвост», с третьего по шестой - «туловище», а три старших - «хобот». Плюс навороченная архитектура постмодернизма: центральная площадь Агора под прозрачным ромбообразным куполом, вокруг которой примостились стеклянные «раскладные» классы-трансформеры, просторные, как супермаркеты. 29 «полнодневных», фул-тайм тичерс да еще свыше 30 служащих спецперсонала: психологи, ассистенты, социальные работники, консультанты, учителя специального предназначения (для детей с дефицитом природных возможностей), уборщицы, прислуга, повара…

В ответ обида:
- Кто вам сказал, что у нас школа для элиты? Ай-яй-яй, и вы поверили! Докладываю: это обычнейшее заведение для детей своего микрорайона. Проект здания незаурядный, мэрия Хельсинки его нам презентовала с барского плеча. Все остальное - самое типичное: и дети, и проблемы, и состав семей.

…Они действительно творят, заново сочиняют каждый день урок, студийное занятие.

Боюсь, с тамошними педагогами нас связывает только общий педагогический словарь: сотрудничество, самоопределение, полный школьный день, учение без сортировки по способностям… Слова одинаковые, а смысл не совпадает драматически.

У них если проект, то, значит, вместе, как один, планируют, работают и обсуждают результат. Детское кафе, допустим, организуют для дворовых малышей вроде московского «Маленького гения». И чтобы приносило прибыль. Или решают, сколько надо посадить деревьев, чтобы спасти экологию в окрестностях школы. Один готовит смету, другой бежит в муниципалитет прояснять ситуацию с качеством воздуха, третий заказывает в интернете саженцы, четвертый фотографирует, пятый готовит репортажи с мест событий. Потом собирают класс и публично отчитываются, делятся нажитым опытом с товарищами.

Впрочем, любой чиновник, увидав вышеописанную самодеятельность, вряд ли удержится от комментариев вроде: «С ума посходили! Я вам покажу дом пионеров! А национальный план, азы наук, правила безопасности?»
Стоп. Тут мы приблизились вплотную к тайне удивительно свободной финской педагогики. Дело в том, что нет у них в Финляндии инспекторов, ни одного. Уволили.

Цитирую текст официальной справки, розданной на хельсинкской конференции: «Государственные власти упразднили специальный «школьный» штат контролеров и саму практику посещения школ с целью инспекции. Деятельность школ регулируется целями, изложенными в законе и базовом национальном «карикула» - учебном плане. Этого, считаем мы, вполне достаточно. Такая система управления (скорее, самоуправления - А.З.) опирается на глубокие знания учителей, которые стремятся привести свое творчество в соответствие с учебным планом. Так достигаются сразу три цели: учитель развивается (a), тем самым, двигая вперед свою школу (b) и национальную систему образования (c). Вместе с тем за планирование, координацию, управление оценкой качества знаний и кадров по-прежнему отвечает министерство образования Финляндии. Ему помогает Высший аттестационный совет по образованию».

И никаких ЕГЭ. Выпускные экзамены из школы необязательны. На это даже продвинутые шведские соседи, отменившие оценки вплоть до девятого класса, пока не решились. Плюс, повторюсь, прожорливая рать контролеров навсегда отправлена в отставку.
Ничего не слышал о недостатках столь либеральной системы. Но плюсы налицо – во-первых, над учениками и учителями не висит дамоклов меч выпускных истязаний, этих вековечных пыток памяти и нервов, а во-вторых, учитель, прежде запуганный набегами инспекторов, заваленный отчетами, принадлежит и служит исключительно ученику. Ибо никто, как сказано в Евангелии, не может быть слугой двух господ: «Или одного будет ненавидеть, а другого любить; или одному станет усердствовать, а о другом не радеть».
Получилось, как в Грузии, где вскоре после заступления на пост нового президента, упразднили профессию… ГАИшника. И кто, кроме них самих, пострадал? Да никто. Водители свято соблюдают правила дорожного движения, почему-то останавливаются на красный свет и едут на зеленый. Видимо, по-другому не получается…
Так что Минобразование по-фински с полным основанием можно назвать тем самым, фантасмагорическим Главным управлением свободного времени, в котором трудился герой Леонида Филатова из «Забытой мелодии для флейты». Или Единой национальной службой присмотра и заботы о детворе.
Кстати, «Забота на целый день» - так называется один из основополагающих школьных законов, принятых в этой изумительной стране еще в 1973 году.
Действительно, забота…
Хельсинки - Москва

СПРАВКА
Международная конференция «Финляндия в исследовании PISA - причины вслед за результатами» («Finland in Pisa-studies - Reasons behind Results») была организована Университетом Хельсинки и Национальным советом по образованию правительства Финляндии. Она проходила в центре города, близ президентского дворца, в здании Университета Хельсинки 14-16 марта 2005 года. Этот научный саммит стал ответом финских государственных управленцев и общественно-педагогических структур на усилившийся интерес других стран – участниц тестирования к особенностям уклада финской школы после объявления итогов PISA.
Кто приехал?
В конференции приняло участие около 300 гостей из 32 стран мира.
Наиболее представительные делегации:
Эстония (30 делегатов);
Швеция (23 делегата);
Австрия (22 делегата);
Исландия (16 делегатов);
Германия (18 делегатов);
Норвегия (12 делегатов);
Швейцария (11 делегатов);
Испания (11 делегатов);
Великобритания (10 делегатов);
Дания (9 делегатов);
Бельгия (7 делегатов).
О чем говорили?

Ключевые доклады:

* «Что показывает PISA? Процесс и результаты». Андреас Шлейхер, глава департамента анализа и индикаторов учебных достижений Организации экономического сотрудничества и развития (OECD).

* «Результаты финских учеников в тестировании PISA с точки зрения исследователей». Йони Вальярви, директор Института образовательных исследований Университета Иавяскиля (Финляндия).

* «Структура и развитие финской системы образования». Арво Йаппинен, директор департамента образовательной и научной политики Министерства образования Финляндии.

* «Финский учебный план в развитии». Ирмели Халинен, глава Союза общеобразовательных школ Финляндии.

* «Одаренность, творчество и образование». Кари Уусикяла, профессор Университета Хельсинки.
Что показали?

* «Jakomaki lower secondary school». 300 учеников, 30 педагогов полного дня - «full-time» учителей, четыре ассистента. Контингент учащихся насчитывает детей 22 национальностей. Школа специализируется на международных проектах, отличается крепкими связями с хельсинкским университетом в области компьютерной техники. Располагает собственным музыкальным коллективом – рок-группа из числа 15-летних девушек под руководством профессионального композитора и педагога.

* Новая девятилетняя общеобразовательная «Torpparinmaki School» (построена 5 лет назад в ближайшем пригороде Хельсинки). 29 педагогов полного дня, свыше 30 служащих спецперсонала - психологи, ассистенты, социальные работники, консультанты, учителя специального предназначения (для детей с дефицитом природных возможностей), уборщицы, прислуга, повара. Собственный драматический театр, экологическая лаборатория. Английский язык преподают с 1 класса. Своеобразный архитектурный проект: центральная площадь Агора с одноименным кафе (любимым местом встречи взрослых и детей) под прозрачным ромбообразным куполом, вокруг которой разместились стеклянные «раскладные» классы-трансформеры.

О чем договорились?

По словам главы Национального совета по образованию Финляндии Кирси Линдрос, в сентябре, октябре или ноябре с. г. будет организован второй, менее крупный, чем в марте, международный семинар, посвященный опыту и проблемам финской средней школы.

Комментариев нет: